Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Атлантический океан [4]
Индийский океан [1]
Тихий океан [1]
Северный Ледовитый океан [11]
Кругосветные плавания [8]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Кругосветные плавания

Первая русская кругосветка
[ ] 13.03.2010, 04:36
По Кронштадту разнеслась весть, заставившая учащенно биться сердца ветеранов российского флота и молодых, еще только начинающих службу морских офицеров, — готовится первое в истории русского мореходства кругосветное плавание. Честь совершить его предоставлена экипажам шлюпов «Надежда» и «Нева» под командованием Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского. Эти имена, так же как и названия кораблей, хорошо знакомы морякам.

Слухи о предполагаемой экспедиции вокруг света ходили уже давно. Но теперь уже шла активная подготовка к плаванию. Драились палубы шлюпов. Трюмы заполнялись провиантом и различными припасами, бочками с пресной водой, необходимым оборудованием. Высокопоставленные морские чиновники придирчиво осматривали корабли, проверяли их готовность к выходу в море.
Наконец последние приготовления были закончены. Однако поднявшийся шторм задержал выход. Едва он стих, корабли поставили паруса и вышли из Кронштадтской гавани. Это произошло 7 августа 1803 года.
Основными задачами первой русской кругосветной экспедиции Крузенштерна-Лисянского были: доставка на Дальний Восток грузов Российско-американской компании и продажа мехов этой компании в Китае, доставка в Японию посольства, имевшего целью завязать торговые сношения с Японией, и производство попутных географических открытии и исследовании.

Для экспедиции были куплены в Англии два корабля: один водоизмещением 450 т, названный "Надеждой”, и другой водоизмещением 350 т, названный "Невой”. В командование "Надеждой” вступил капитан-лейтенант Иван Федорович Крузенштерн, в командование "Невой” капитан-лейтенант Юрий Федорович Лисянский.


Команды обоих судов, как офицеры, так и матросы, были военные и набраны из добровольцев. Крузенштерну советовали взять для первого кругосветного плавания несколько иностранных матросов. "Но, - пишет Крузенштерн, - я, зная преимущественные свойства российских, коих даже английским предпочитаю, совету сему последовать не согласился”. В этом Крузенштерн никогда не раскаивался. Напротив, после пересечения экватора он отметил замечательное свойство русского человека - одинаково легко переносить как жесточайшую стужу, так и жгучую жару.

На "Надежде” вышли в плавание 71 и на "Неве” 53 человека. Кроме того, в экспедиции участвовали астроном Горнер, естествоиспытатели Тилезиус и Лангсдорф и доктор медицины Лабанд.

Несмотря на то что "Надежда” и "Нева” принадлежали частной Российско-американской компании, Александр I разрешил им плавание под военным флагом.

Вся подготовка экспедиции была проведена весьма тщательно и любовно. По совету Г. Л. Сарычева, экспедиция была снабжена самыми современными астрономическими и навигационными приборами, в частности хронометрами и секстанами.

Неожиданно перед самым отправлением в плавание Крузенштерн получил задание отвести в Японию посла Николая Петровича Резанова, одного из главных акционеров Российско-американской компании, который должен был попытаться установить торговые отношения с Японией. Резанов со свитой поместился на "Надежде”. Это задание заставило пересмотреть план работ экспедиции и, как увидим в дальнейшем, повлекло за собой потерю времени на плавание "Надежды” к берегам Японии и стоянку в Нагасаки.

Само намерение русского правительства установить торговые отношения с Японией было вполне естественным. После выхода русских на Тихий океан Япония стала одним из ближайших соседей России. Уже упоминалось, что еще экспедиции Шпанберга ставилась задача - изыскать морские пути в Японию, и что корабли Шпанберга и Вальтона уже подходили к берегам Японии и вели дружелюбную меновую торговлю с японцами.

Случилось далее так, что на алеутском острове Амчитка около 1782 г. потерпело крушение японское судно и его команда была привезена в Иркутск, где и прожила почти 10 лет. Екатерина II приказала сибирскому генерал-губернатору отправить задержанных японцев на родину и воспользоваться этим предлогом для установления торговли с Японией. Избранный представителем для переговоров гвардии поручик Адам Кириллович Лаксман на транспорте "Екатерина” под командой штурмана Григория Ловцова в 1792 г. отправился из Охотска и зимовал в гавани Нэмуро на восточной оконечности острова Хоккайдо. Летом 1793 г., по желанию японцев, Лаксмап перешел в порт Хакодатэ, откуда сухим путем ездил для переговоров в Матсмай - главный город острова Хоккайдо. Во время переговоров Лаксман, благодаря своему дипломатическому искусству, добился успеха. В частности, в пункте 3 полученного Лаксманом документа значилось:

"3. В переговоры о торговле японцы вступать нигде не могут, кроме одного назначенного для сего порта Нагасаки и потому теперь дают только Лаксману письменный вид, с которым один русский корабль может придти в помянутый порт, где будут находиться японские чиновники, долженствующие с русскими договариваться о сем предмете”. Получив этот документ, Лаксман в октябре 1793 г. вернулся в Охотск. Почему этим разрешением не воспользовались немедленно, осталось неизвестным. Во всяком случае "Надежда” вместе с послом Резановым должна была зайти в Нагасаки.


26 июля 1803г. Крузенштерн и Лисянский вышли из Кронштадта.

Во время стоянки в Копенгагене (5-27 августа) и в другом датском порту, Хельсингёре (27 августа-3 сентября), на "Надежде” и на "Неве” были тщательно переложены грузы и проверены хронометры. В Копенгаген же прибыли приглашенные в экспедицию ученые Горнер, Тилезиус и Лангсдорф. На пути в Фалмут (юго-западная Англия) во время шторма корабли разлучились и пришли туда "Нева” - 14, а "Надежда” - 16 сентября

Из Фалмута "Надежда” и "Нева” вышли 26 сентября и 8 октября стали на якорь в бухте Санта-Крус на острове Тенерифе (Канарские острова), в которой простояли до 15 октября.

14 ноября 1803 г. "Надежда” и "Нева” впервые в истории русского флота пересекли экватор. Из всех офицеров и матросов его пересекали раньше только командиры судов, плававшие до того волонтерами на английском флоте. Кто мог подумать тогда, что семнадцать лет спустя русские военные корабли "Восток” и "Мирный”, совершая кругосветное плавание в высоких южных широтах, откроют то, что не удавалось морякам других наций - шестой материк земного шара - Антарктиду!

9 декабря корабли пришли к острову Св. Екатерины (у берегов Бразилии) и здесь задержались до 23 января 1804 г., чтобы переменить на "Неве” фок- и грот-мачты.

Обогнув мыс Горн, корабли 12 марта во время шторма разлучились На этот случай Крузенштерн заранее назначил последовательные места встречи: остров Пасхи и Маркизские острова. Однако в пути Крузенштерн переменил свое намерение, прошел прямо к Маркизским островам и 25 апреля стал на якорь у острова Нуку-Хива.

Лисянский, не подозревая о такой перемене маршрута, прошел к острову Пасхи, продержался у него под парусами с 4 по 9 апреля и, не дождавшись Крузенштерна, пошел к острову Нуку-Хива, куда и прибыл 27 апреля.

У острова Нуку-Хива корабли пробыли до 7 мая. За это время была найдена и описана удобная якорная стоянка, названная портом Чичагова, и определены широты и долготы нескольких островов и пунктов.

От острова Нуку-Хива корабли пошли на север и 27 мая подошли к Гавайским островам. Расчеты Крузенштерна приобрести у местных жителей свежую провизию не увенчались успехом. Крузенштерн продержался у Гавайских островов под парусами 27 и 28 мая и затем, чтобы не задерживать выполнения своей задачи-посещения Нагасаки, пошел прямо в Петропавловск, куда и прибыл 3 июля. Лисянский, простояв на якоре у острова Гавайи с 31 мая по 3 июня, отправился согласно плану к острову Кадьяк.

Из Петропавловска Крузенштерн вышел в море 27 августа, прошел на юг вдоль восточных берегов Японии и затем проливом Вандимена (к югу от острова Кюсю) из Тихого океана в Восточно-Китайское море. 26 сентября "Надежда” стала на якорь в Нагасаки.

Посольство Резанова не увенчалось успехом. Японцы не только не согласились на какой-либо договор с Россией, но даже не приняли подарков, предназначенных японскому императору.

5 апреля 1805 г. Крузенштерн, выйдя, наконец, из Нагасаки, прошел через Корейский пролив, поднялся по почти неизвестному тогда европейцам Японскому морю и положил на карту многие приметные пункты западного побережья Японии. Положение некоторых пунктов было определено астрономически.

1 мая Крузенштерн прошел через пролив Лаперуза из Японского моря в Охотское, произвел здесь некоторые гидрографические работы и 23 мая 1805 г. вернулся в Петропавловск, где посольство Резанова покинуло "Надежду”.

С 23 июня по 19 августа Крузенштерн производил гидрографические работы в Охотском море

23 сентября 1805 г. "Надежда” после перегрузки трюмов и пополнения запасов провизии вышла из Петропавловска в обратное плавание в Кронштадт. Через пролив Баши она проследовала в Южно-Китайское море и 8 ноября бросила якорь в Макао.

"Нева” после стоянки у Гавайских островов отправилась, как уже говорилось, к Алеутским островам. 26 июня открылся остров Чирикова, а 1 июля 1804 г. "Нева” стала на якорь в Павловской гавани острова Кадьяк.

Выполнив данные ему поручения, произведя некоторые гидрографические работы у берегов Русской Америки и приняв меха Российско-американской компании, Лисянский 15 августа 1805 г. вышел из Ново-Архангельска тоже в Макао, как это было заранее условлено с Крузенштерном. Из Русской Америки он взял с собой трех мальчиков креолов (отец русский, мать алеутка) для того, чтобы они получили в России специальное образование, и затем вернулись в Русскую Америку.

3 октября на пути в Кантон, в северной субтропической части Тихого океана, увидали много птиц. Предположив, что вблизи находится какая-то неведомая земля, приняли надлежащие предосторожности. Однако вечером "Нева” все же села на коралловую мель. На рассвете увидели, что "Нева” находится вблизи небольшого острова. Вскоре удалось сняться с мели, но набежавшим шквалом "Неву” опять нанесло на камни. Снятие с мели, поднятие пушек, выброшенных с поплавками в море для облегчения корабля, задержало "Неву” в этом районе до 7 октября. Остров в честь командира корабля получил название острова Лисянского, а риф, на котором "Нева” сидела, - рифа Невы.

11 октября вблизи был замечен еще один бурун, названный рифом Крузенштерна.

На дальнейшем пути в Кантон "Нева” выдержала жесточайший тайфун, во время которого получила некоторые повреждения. Значительное количество пушных товаров было подмочено и после выброшено за борт.

16 ноября, обогнув с юга остров Формозу, "Нева” вошла в Южно-Китайское море и 21 ноября бросила якорь в Макао, где в это время ужо стояла "Надежда”.

Продажа мехов задержала "Надежду” и "Неву” и только 31 января 1806 г. оба корабля оставили китайские воды. В дальнейшем суда прошли через Зондский пролив и 21 февраля вошли в Индийский океан.

3 апреля, находясь почти у мыса Доброй Надежды, при пасмурной с дождем погоде корабли разлучились.

Как пишет Крузенштерн, "апреля 26-го (14 апреля ст. ст.) увидели мы два корабля, один на NW, а другой на NO. Первый признали мы "Невою”, но как "Надежда” ходила хуже, то скоро "Нева” опять ушла из виду, и мы ее уже не видели до нашего прибытия в Кронштадт”

Местом встречи на случай разлуки Крузенштерн назначил остров Св. Елены, куда и прибыл 21 апреля. Здесь Крузенштерн узнал о разрыве отношений между Россией и Францией и потому, покинув остров 26 апреля, во избежание встречи с неприятельскими крейсерами, избрал путь в Балтийское море не через Ла-Манш, а к северу от Британских ” островов. 18-20 июля "Надежда” простояла на якоре в Хельсингёре и 21-25 июля в Копенгагене. 7 августа 1806 г., после 1 108 - дневного отсутствия, "Надежда” вернулась в Кронштадт. За время плавания "Надежда” провела под парусами 445 дней. Самый длительный переход от острова Св. Елены до Хельсингёра продолжался 83 дня.

"Нева” после разлуки с "Надеждой” не зашла на остров Св. Елены, а прошла прямо в Портсмут, где простояла с 16 июня по 1 июля. Остановившись на короткое время на рейде Даунс и в Хельсингёре, "Нева” прибыла в Кронштадт 22 июля 1806 г., пробыв в отсутствии 1 090 дней, из них под парусами 462 дня. Самым длительным был переход от Макао до Портсмута, он продолжался 142 дня. Никакой другой русский корабль не совершал столь длительного перехода под парусами.

Здоровье команд на обоих кораблях было отличное. За трехлетнее плавание на "Надежде” умерло только два человека: повар посланника, болевший туберкулезом еще при поступлении на судно, и лейтенант Головачев, застрелившийся по неизвестной причине во время стоянки у острова Св. Елены. На "Неве” один матрос упал в море и утонул, три человека были убиты во время военной стычки у Ново-Архангельска и два матроса умерли от случайных болезней.


Первое русское кругосветное плавание ознаменовалось значительными географическими результатами. Оба корабля, и в совместном плавании, и в отдельном, все время старались располагать свои курсы либо так, чтобы пройти по еще "нехоженым” путям, либо так, чтобы пройти к сомнительным островам, показанным на старинных картах.

Таких островов в Тихом океане в то время было множество. Наносились они на карту смелыми моряками, пользовавшимися плохими навигационными инструментами и плохими методами. Неудивительно поэтому, что один и тот же остров открывался иногда многими мореплавателями, по помещался под разными названиями в разных местах карты. Особенно велики были ошибки в долготе, которую на старых кораблях определяли только по счислению. Так определялись, например, долготы во время плавания Беринга-Чирикова.

На "Надежде” и "Неве” были секстаны и хронометры. Кроме того, сравнительно незадолго до их плавания был разработан способ определения долготы на кораблях по угловым расстояниям Луны от Солнца (иначе - "способ лунных расстояний”). Это значительно облегчило определение широт и долгот в море. И на "Надежде” и на "Неве” не упускали ни одного случая для определения своих координат. Так, во время плавания "Надежды” в Японском и Охотском морях число пунктов, определенных астрономически, было более ста. Частые определения географических координат пунктов, посещенных или увиденных участниками экспедиции, являются большим вкладом в географическую науку.

Благодаря точности своего счисления, опирающегося на частые и точные определения широт и долгот, обоим кораблям удалось по разности счислимых и обсервованных мест определить направления и скорости морских течений во многих районах их плавания.

Точность счисления на "Надежде” и "Неве” позволила им "снять с карты” многие несуществующие острова. Так, по выходе из Петропавловска в Кантон Крузенштерн расположил свои курсы с расчетом пройти путями английских капитанов Клерка и Гора и осмотреть пространство между 33 и 37° с. ш. по 146° восточному меридиану. Близ этого меридиана на их картах и на некоторых других было показано несколько сомнительных островов.

Лисянский по выходе из Кадьяка в Кантон расположил свои курсы так, чтобы пересечь почти неизвестные тогда пространства Тихого океана и пройти через район, в котором английский капитан Портлок в 1786 г. подметил признаки земли и где он сам на пути от Гавайских островов к Кадьяку видел морскую выдру. Как мы видели, Лисянскому удалось в конце концов, правда гораздо южнее, открыть остров Лисянского и риф Крузенштерна.

На обоих кораблях велись непрерывные и тщательные метеорологические и океанологические наблюдения. На "Надежде”, кроме обычных измерений температуры поверхностного слоя океана, был впервые использован для глубоководных исследований изобретенный в 1782 г. термометр Сикса, предназначенный для измерения наибольшей и наименьшей температуры. С помощью этого термометра в семи местах было исследовано вертикальное распределение температур в океане. Всего же глубинные температуры, вплоть до глубины 400 м, были определены в девяти местах. Это были первые в мировой практике определения вертикального распределения температур в океане.

Особое внимание было отведено наблюдениям состояния моря. В частности, тщательно описывались полосы и пятна взволнованного моря (сулои), создающиеся при встрече морских течений.

Отмечалось также свечение моря, в то время еще недостаточно объясненное. Это явление было исследовано на "Надежде” следующим образом:

"...брали чашку, положа в нее несколько деревянных опилок, покрывали ее белым тонким, вдвое сложенным платком, на который тотчас лили почерпнутую из моря воду, причем оказалось, что на белом платке оставались многие точки, которые при трясении платка светились; процеженная же вода не оказывала ни малейшего света... Доктор Лангсдорф, испытывавший сии малые светящиеся тела посредством микроскопа... открыл, что многие... были настоящие животные...”

Сейчас известно, что свечение создается мельчайшими организмами и разделяется на постоянное, произвольное и вынужденное (под влиянием раздражения). О последнем и идет речь в описании Крузенштерна.

Весьма интересны описания природы и быта населения местностей, посещенных Крузенштерном и Лисянским. Особую ценность представляют описания нукухивцев, гавайцев, японцев, алеутов, американских индейцев и обитателей северной части Сахалина.

На острове Нуку-Хива Крузенштерн провел лишь одиннадцать дней. Конечно, за такой короткий срок о жителях этого острова можно было создать лишь беглое впечатление. Но, к счастью, на этом острове Крузенштерн встретил англичанина и француза, проживших здесь по несколько лет и, кстати, враждовавших друг с другом. От них Крузенштерн собрал много сведений, проверяя рассказы англичанина опросом француза, и наоборот. К тому же француз покинул на "Надежде” Нуку-Хиву и во время дальнейшего плавания Крузенштерн имел возможность пополнить свои сведения. Особого внимания заслуживают всякого рода коллекции, зарисовки, карты и планы, привезенные обоими судами.

Крузенштерн во время своего плавания в заграничных водах описал: южный берег острова Нуку-Хива, южный берег острова Кюсю и Вандименов пролив, острова Цусима и Гото и ряд других, прилегающих к Японии островов, северо-западный берег Хонсю, вход в Сангарский пролив, а также западный берег Хоккайдо.

Лисянский во время плавания в Тихом океане описал остров Пасхи, открыл и положил на карту остров Лисянского и рифы Невы и Крузенштерна.

Крузенштерн и Лисянский были не только отважными моряками и исследователями, но и прекрасными писателями, оставившими нам описания своих плаваний.

В 1809-1812 гг. был издан труд Крузенштерна "Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях "Надежде” и "Неве” .в трех томах с приложением альбома рисунков и атласа карт”.

В 1812 г. был опубликован труд Лисянского "Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на корабле "Нева” с приложением атласа карт и рисунков”.

Книги Крузенштерна и Лисянского были переведены на иностранные языки и долгое время служили навигационными пособиями для кораблей, плавающих в Тихом океане. Написанные по образцу книг Сарычева, они по содержанию и по форме в свою очередь служили образцом для всех книг, написанных русскими мореплавателями последующего времени. 

Памятник И.Ф.Крузенштерну
Категория: Кругосветные плавания | Добавил: Olga
Просмотров: 4610 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.5/2 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright История географических открытий © 2017