Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Атлантический океан [4]
Индийский океан [1]
Тихий океан [1]
Северный Ледовитый океан [11]
Кругосветные плавания [8]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Северный Ледовитый океан

«-SOS-«Италия»-Нобиле…»
[ ] 10.04.2010, 04:52

Арктическая экспедиция на дирижабле «Италия» (итал. Italia) состоялась в 1928 году под руководством итальянского исследователя Умберто Нобиле. Дирижабль с экипажем из 16 человек вылетел из Ню-Олесунда на Шпицбергене 23 мая, пролетел над Северным полюсом, но на обратном пути потерпел катастрофу. Часть экипажа погибла, оставшиеся около месяца провели на льду в лагере, который получил известность под названием «красная палатка». Для спасения выживших в разных странах было организовано несколько экспедиций. Последних членов экспедиции Нобиле 12 июля забрал советский ледокол «Красин».

В 1926 году Умберто Нобиле на дирижабле «Норвегия» под командованием Руаля Амундсена участвовал в успешной экспедиции на Северный полюс. Нобиле был конструктором дирижабля, поэтому наряду с Амундсеном он заслуженно считался одним из героев всей экспедиции. После возвращения в Италию он был окружён почестями, Муссолини произвёл Нобиле в чин генерала. В тоже время почти сразу Амундсен и Нобиле начали обмениваться взаимными обвинениями, приписывая основные достижения себе и выставляя оппонента в нелицеприятном свете.

Почти сразу после окончания экспедиции на «Норвегии» Нобиле начал вынашивать планы нового полёта на Северный полюс на дирижабле. Для этого было решено использовать строившийся дирижабль N-4, той же конструкции, что и «Норвегия», и почти аналогичный по техническим характеристикам. В планы входили исследование Земли Франца-Иосифа, Северной Земли, области к северу от Гренландии и Канадского Арктического архипелага, окончательное решение вопроса о существовании гипотетической Земли Крокера, которую в 1906 году якобы наблюдал Роберт Пири, а также наблюдения в области атмосферного электричества, океанографии и земного магнетизма. Нобиле одно время обсуждал возможность организации совместной экспедиции с норвежским полярным исследователем Яльмаром Рисером-Ларсеном, но из-за нарастающей вражды Нобиле и Амундсена Рисер-Ларсен, поддерживавший Амундсена, отказался от участия.

  Муссолини согласился поддержать проект после того, как основные расходы взяли на себя Королевское географическое общество Италии и город Милан, жителем которого был Нобиле. Была проведена тщательная подготовка, экспедиция была очень хорошо снаряжена и экипирована самым современным оборудованием, часть из которого была специально разработана в Риме и Милане для «Италии». Нобиле лично встречался с Нансеном и обсуждал с ним специфику арктических путешествий. Всего в команду дирижабля вошло 18 человек: Нобиле (руководитель экспедиции), метеоролог Финн Мальмгрен (Швеция), радиолог Франтишек Бегоунек (Чехословакия), физик Альдо Понтремолли, 12 членов экипажа и два журналиста: корреспондент Il Popolo d'Italia Уго Лаго и корреспондент Corriere della Sera Франческо Томазелли. Семеро из них в 1926 году входили в экипаж «Норвегии». Нобиле взял с собой своего фокстерьера Титину, которая сопровождала его во всех поездках, включая экспедицию на «Норвегии».

 

Экспедиция

19 марта 1928 года из города Специя вышло судно «Читта ди Милано» (итал. Citta di Milano, Город Милан), задачей которого было обеспечивать радиосвязь с «Италией». Пунктом назначения корабля была бухта Конгсфьорд рядом с поселением Ню-Олесунд на Шпицбергене, которая часто использовалась как база для полярных экспедиций. Она же должна была быть базой для «Италии».

31 марта, за несколько дней до отлёта из Италии, экипаж «Италии» получил аудиенцию папы римского Пия XI, который передал Нобиле большой деревянный крест, освящённый им лично, чтобы установить его на полюсе. 15 апреля дирижабль вылетел из Милана. Как во время перелёта, так и в дальнейшем «Италию» сопровождали очень плохие метеорологические условия; Нобиле получил соответствующую информацию от советских метеорологов, когда дирижабль уже покинул Италию, и поэтому переносить сроки было уже поздно. Из-за шторма дирижабль был сильно потрёпан, поэтому 16 апреля Нобиле совершил промежуточную остановку в Штольпе в Германии. После 10 дней ремонтных работ дирижабль был снова готов к полёту, но из-за задержки «Читта ди Милано» он вылетел только 3 мая. Когда «Италия» пролетала над Стокгольмом, её подвели к дому Мальмгрена, чтобы сбросить письмо для его матери.Ещё один шторм обрушился на дирижабль во время ночёвки в Финляндии, но тем не менее 8 мая он прибыл в Конгсфьорд.

Во время вылетов на дирижабле находилось шестнадцать человек: радист Педретти оставался на «Читта ди Милано», а двое журналистов сопровождали дирижабль по очереди. Первый полёт к северо-востоку от Земли Франца-Иосифа был сорван из-за непогоды (дирижабль был вынужден вернуться через семь часов). Второй вылет продолжался шестьдесят девять часов и был гораздо удачнее, но достичь запада Северной Земли, как планировалось, не вышло. В третий раз «Италия» вылетела ранним утром 23 мая в направлении Северного полюса, которого дирижабль достиг примерно в полночь. С дирижабля были сброшены крест и флаг Италии, после чего «Италия» повернула обратно.

  Обратный путь проходил в условиях сильного встречного ветра и сильного обледенения. Ветер мешал движению к Конгсфьорду, поэтому Нобиле предлагал двигаться в сторону Канады, но Мальмгрен был уверен, что ветер вскоре изменится. В результате было принято решение сохранить курс на Конгсфьорд. Дирижабль должен был двигаться строго по меридиану, но из-за сильного юго-западного ветра он отклонился от курса, о чём экипаж не знал. Нобиле был вынужден запустить третий мотор; это ненамного увеличило скорость дирижабля, одновременно сильно увеличив расход бензина. В третьем часу ночи 25 мая заклинило руль высоты, дирижабль получил дифферент на нос и начал опасно снижаться. Чтобы избежать падения, остановили все двигатели и стравили часть газа из кормового отсека. Поломку удалось устранить, и полёт продолжился то на трёх, то на двух двигателях с манёврами по высоте. Утром 25 мая экипажу удалось наладить радиосвязь с «Читта ди Милано» и приблизительно определить местонахождение «Италии». Последний сеанс радиосвязи произошел в 10:27.

Умберто Нобиле и Финн Мальмгрен на борту дирижабля «Италия» над Баренцевым морем, 5 мая 1928 года


25 мая примерно в 10:30 утра дирижабль, летевший на высоте 200—300 метров, резко отяжелел и начал снижаться со скоростью приблизительно полметра в секунду и дифферентом на корму около 8 градусов. Для получения дополнительной динамической подъёмной силы увеличили обороты двух работавших двигателей и запустили третий, но скорость снижения даже возросла. Воздухоплаватели попытались сбросить балласт, но сделать это не удалось. Когда столкновение с землёй стало неизбежным, все три двигателя для сведения к минимуму риска возникновения водородного пожара были остановлены. Приблизительно в 10:33 дирижабль ударился о лёд кормовой моторной гондолой, а затем, когда мотогондола оторвалась и корма дирижабля взмыла вверх, — гондолой управления. Около 50 метров её тащило по снегу, после чего она была оторвана от воздушного корабля. Неуправляемый дирижабль, в котором находились шесть человек (Алессандрини, Понтремолли, Ардуино, Чокка, Чаратти, Лаго — так называемая «группа Алессандрини») и большая часть снаряжения, продовольствия и оборудования, ветром унесло на восток. Остальные члены экипажа остались на льду. При катастрофе погиб находившийся в кормовой мотогондоле моторист Помелла, у Нобиле было рассечено лицо, сломаны голень и запястье, у механика Чечони — нога, у Мальмгрена — левая рука. Минут через двадцать на востоке показался небольшой столб дыма[10]. Впоследствии Нобиле высказывал предположение, что он мог быть вызван бензином, сброшенным в канистрах в качестве балласта с летящего дирижабля и воспламенившимся от удара о лёд. По другой версии «Италия» совершила посадку, и вторая группа людей таким способом подавала сигналы. Возможность того, что струя дыма происходила, как позднее заявлял Цаппи, от пожара на дирижабле, считали гораздо менее вероятной: дым от горения значительного количества бензина, остававшегося на борту, и нескольких тысяч квадратных метров прорезиненной оболочки воздушного корабля был бы значительно сильнее, а световой эффект от вспыхнувших 15—16 тысяч кубических метров водорода вряд ли бы остался незамеченным с расстояния 8—10 километров (скорость ветра составляла около 25 километров в час). Шестерых человек, унесённых на «Италии», так никогда и не нашли.

  Основной причиной катастрофы считаются неблагоприятные погодные условия. «Италия» двигалась в условиях тумана и сильного встречного ветра, к моменту катастрофы оболочка дирижабля сильно обледенела. Нобиле в качестве одной из версий называл утечку водорода через разрыв в оболочке.

Спасательные экспедиции

Обнаружение места катастрофы

Штурман Мариано определил координаты места катастрофы как 81°14′ с. ш. 25°25′ в. д. (G)  При крушении «Италии» на лёд выпали несколько мешков с снаряжением и жестяных банок с едой. У группы были четырёхместная палатка, спальный мешок, большой запас еды (в том числе 71 килограмм пеммикана и 41 килограмм шоколада), пистолет с патронами и резервная коротковолновая радиостанция, которую радист Бьяджи привёл в рабочее состояние. 29 мая Мальмгрен застрелил белого медведя, мясо которого было пущено в пищу. Попытки выйти на связь с «Читта ди Милано» 27 и 28 мая закончилась ничем. Как утверждал Нобиле, радисты «Читта ди Милано» вместо того, чтобы пытаться поймать сигнал передатчика экспедиции, занимались отправкой личных телеграмм. В то же самое время «Читта ди Милано» выходил в море в поисках лагеря Нобиле, но без каких-либо данных о месте его нахождения не имел серьёзных шансов на успешное завершение поисков. 29 мая Бьяджи смог передать в эфир позывной и радист «Читта ди Милано» его услышал, но он принял его за позывной станции в Могадишо и не стал ничего предпринимать. В конце мая — начале июня в Италии, Швеции и Норвегии были снаряжены ещё несколько экспедиций, в том числе с участием двух норвежских китобойных судов «Хобби» и «Браганца», зафрахтованных итальянским правительством. Норвежское правительство было готово организовать полномасштабную спасательную экспедицию с участием Амундсена и Рисер-Ларсена, но итальянское правительство тогда отказалось от помощи.

30 мая Мальмгрен и штурманы Цаппи и Мариано втроём вышли из лагеря, чтобы добраться до Конгсфьорда пешком. По мнению Бегоунека, инициатором этого рискованного предприятия был Цаппи. Нобиле первоначально был против разделения на две группы, но в итоге позволил Мальмгрену, Мариано и Цаппи покинуть лагерь. Обсуждалась возможность того, что к ним присоединится штурман Вильери и/или Бьяджи с радиостанцией, но в итоге их кандидатуры были отклонены. Цаппи, Мариано и Мальмгрен взяли с собой большой запас пеммикана и шоколада.

3 июня советский радиолюбитель Николай Шмидт, житель деревни Вознесенье-Вохма (Северо-Двинской губернии), поймал сигнал радиостанции Бьяджи на самодельный приёмник. В тот же день он отправил телеграмму в Общество друзей радио в Москве. При ОСОАВИАХИМе был создан Комитет помощи «Италии», который возглавил заместитель наркома по военным и морским делам СССР Иосиф Уншлихт. 4 июня информация была передана итальянскому правительству, 7 июня сообщение об этом было опубликовано в газетах. 8 июня позывные Бьяджи были приняты на «Читта ди Милано» и Бьяджи смог передать уточнённые координаты лагеря 80°30' с. ш. и 28°4' в. д. (изменение координат связано с дрейфом льдины). С этого момента связь с внешним миром поддерживалась постоянно.

В СССР было подготовлено два ледокола, которые должны были дойти до лагеря и принять на борт всех находившихся там. 12 июня из Архангельска в сторону Шпицбергена направился ледокол «Малыгин». Его капитаном был исследователь Владимир Визе. 16 июня из Ленинграда вышел ледокол «Красин» под командованием капитана Карла Эгги и знаменитого полярного исследователя Рудольфа Самойловича с одним самолётом «Юнкерс» ЮГ-1 на борту (экипаж самолёта: пилот Борис Чухновский, второй пилот Георгий Страубе, летнаб Анатолий Алексеев, бортмеханики Александр Шелагин и Владимир Федотов). Однако 20 июня «Малыгин» оказался зажат льдами в Баренцевом море и выбыл из операции.

Неудачные попытки

17 июня над лагерем пролетели два самолёта, которые размещались на «Браганце». Из-за плохой видимости лётчики не заметили палатку и костёр, хотя обитатели лагеря их видели. На следующий день они повторили попытку, но снова не нашли лагерь.

Руаль Амундсен, который после полёта на «Норвегии» находился в конфликте с Нобиле, с первых дней после сообщения о катастрофе изыскивал средства на организацию экспедиции. Наконец 14 июня министр французского морского флота предоставил в его распоряжение гидросамолёт «Латам-47» (Latham) с экипажем из пяти человек — служащих французского флота. 18 июня он вылетел из Тромсё на Шпицберген, но к месту назначения не прибыл. Последний раз Амундсен вышел на связь через два часа сорок пять минут после вылета, точное время и место гибели Амундсена неизвестны. 31 августа в море был найден поплавок от его самолёта, 7 октября был найден пустой бензобак.

20 июня гидросамолёт Savoia-Marchetti S.55 под управлением майора Умберто Маддалены доставил на льдину продовольствие и медикаменты. Через два дня прилетели уже два самолёта с грузами. 23 июня шведский лётчик лейтенант Эйнар Лундборг на одномоторном биплане «Фоккер» C.V вывез со льдины Нобиле вместе с Титиной на шведскую авиабазу, а на следующий день Нобиле был доставлен на «Читта ди Милано». Предполагалось, что Нобиле, как руководитель экспедиции, сможет координировать усилия по спасению остальных, в том числе отколовшейся группы из трёх человек. Затем Лундборг рассчитывал в течение двух дней эвакуировать весь лагерь. Но при второй посадке на льдину самолёт Лундборга потерпел аварию, перевернулся и стал непригоден для полётов; Лундборг сам присоединился к обитателям красной палатки. 6 июля его эвакуировали шведские лётчики, которые больше не пытались вывезти кого-либо из лагеря. В отсутствие Нобиле руководителем лагеря был назначен Вильери; сначала такое решение принял Нобиле, затем его телеграммой подтвердил чиновник из министерства военно-морского флота Италии.

Завершение экспедиции

  21 июня «Красин» прибыл в Берген, провёл там два дня, после чего отправился в сторону Шпицбергена. 10 июля экипаж Чухновского долетел до лагеря и сбросил вниз еду и одежду. 11 июля Чухновский обнаружил группу Мальмгрена. По его словам, он видел трёх человек, один из которых лежал на льду. Из-за тумана Чухновский совершил вынужденную посадку на лёд, при этом самолёт повредил шасси и экипажу самому потребовалась помощь. Он был снят со льдины через пять дней, уже после того, как были спасены аэронавты.


Утром 12 июля «Красин» добрался до места, указанного Чухновским, и забрал на борт Мариано и Цаппи. По словам выживших итальянцев, примерно за месяц до того как их обнаружили, Мальмгрен не смог идти от истощения и попросил, чтобы те оставили его умирать и шли дальше. Таким образом, Чухновский не мог видеть Мальмгрена 11 июля. Предположительно, он принял за человека лохмотья, из которых были сложены слова «Help, food. Mariano, Zappi» (англ. Помогите, еда. Мариано, Цаппи). По сообщению корреспондента ТАСС, который был единственным журналистом на «Красине», Цаппи имел на себе три меховых куртки и две пары меховых ботинок, в том числе куртку и ботинки Мальмгрена, в то время как на Мариано вообще не было ботинок. Через несколько дней Мариано ампутировали обмороженную ногу. Всё это стало причиной появления версий о каннибализме Цаппи: якобы его хорошее физическое состояние, особенно по сравнению с Мариано, объяснялось тем, что он питался мясом с тела Мальмгрена.

Забрав Цаппи и Мариано, «Красин» двинулся в сторону лагеря группы Вильери. Связь с ней поддерживалась через «Читта ди Милано». В 20:45 того же дня ледокол взял на борт пятерых человек, остававшихся на льдине: Вильери, Бегоунека, Трояни, Чечони и Бьяджи. Нобиле настаивал на поисках дирижабля с шестью членами экспедиции, остававшимися в оболочке. Однако Самойлович сказал, что не имеет возможности вести поиски из-за нехватки угля и отсутствия самолётов, а капитан «Читта ди Милано» Романья сослался на приказ из Рима немедленно вернуться в Италию. Все выжившие участники экспедиции пересели на «Читта ди Милано». 25 июля судно прибыло в норвежский порт Нарвик, откуда итальянцы поездом отправились на родину.

Поиски группы Алессандрини

По просьбе родственников Понтремолли в августе на «Браганце» была организована экспедиция под руководством Данни Альбертини, которая не принесла никаких результатов. 3 сентября «Браганца» вернулась в Конгсфьорд. Тогда же поход в поисках дирижабля совершил «Красин». 20 сентября он достиг Земли Георга (остров на западе архипелага Земля Франца-Иосифа), также никого не обнаружив за время плавания. 22 сентября был получен приказ возвращаться, 4 октября ему была организована торжественная встреча в Ленинграде.

29 сентября разбился один из двух итальянских самолётов, участвовавших в операции по спасению Нобиле, а затем вместе с «Браганцей» исследовавших район в поисках группы Алессандрини. Поиски были прекращены в середине сентября, 27 числа самолёт с экипажем из пяти человек вылетел из Бергена. Недалеко от города Валенца самолёт врезался в линию электропередач и упал в реку, пилот Пьер Луиджи Пенцо и ещё два человека погибли.

Последствия и оценка экспедиции

После возвращения в Италию Нобиле был восторженно встречен двухсоттысячной толпой горожан. В публичных выступлениях Нобиле оценивал экспедицию как шаг вперёд в дирижаблестроении: «Если бы я вернулся в Арктику ещё раз, я бы использовал дирижабль, идентичный „Италии". Полёты на „Италии" стали рекордными для Арктики. В трёх полётах мы преодолели более 5 500 миль (свыше 8 851 км) за 134 часа чистого времени. Это более чем в два раза превышает общее время полёта „Норвегии" и более чем в три раза расстояние, преодолённое капитаном Джорджем Уилкинсом (англ.)». Одновременно Нобиле подвергся резкой критике со стороны руководства страны во главе с Муссолини и проправительственной прессы. Особенное внимание уделялось тому, что Нобиле якобы трусливо бросил свою экспедицию на произвол судьбы (имелась в виду его эвакуация), и неясностям в судьбе Мальмгрена. В целом обвинительный тон был взят и американской, и советской прессой. Владимир Маяковский написал стихотворение «Крест и шампанское», в котором Нобиле был назван «фашистским генералишкой», который «предал товарищей». Крайне враждебна по отношению к Нобиле была норвежская пресса: отношение к Нобиле в Норвегии было плохим ещё со времён конфликта с Амундсеном, а после того, как Амундсен, национальный герой, погиб, пытаясь спасти своего врага, пресса почти не стеснялась в выражениях.

В марте 1929 года государственная комиссия признала Нобиле основным виновником катастрофы. Сразу после этого Нобиле подал в отставку из итальянских ВВС, а в 1931 году он уехал в Советский Союз, чтобы возглавить программу по строительству дирижаблей.

В 1969 году Нобиле открыл памятник в норвежском городе Тромсё, посвящённый всем погибшим в ходе экспедиции «Италии». На нём высечены фамилии восьми членов экипажа дирижабля, шести членов экипажа «Латама» и трёх итальянских лётчиков.

Категория: Северный Ледовитый океан | Добавил: Olga | Теги: Арктика, Италия, красная палатка, sos, Нобиле
Просмотров: 2303 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright История географических открытий © 2017